01 июня 2015  |  1142

Модное место

CRE Retail № 27 / июнь 2015 Екатерина Реуцкая
share tweet поделиться Email
Почему вчера было модно открывать маникюрные стойки, а сегодня – броу-бары? Как напомнить москвичам, что самый вкусный кофе – в джезве? Кто и зачем вкладывается в винотеки, а кто – в книжные магазины «для своих»?

Со своей стороны мы можем выделить “горячую пятерку” так называемых модных форматов последних лет, - говорит Анна Данченок, заместитель директора департамента стратегического консалтинга NAI Becar. - Например, винотеки, пик интереса к которым пришелся на 2012 год. В Москве основными игроками виноторгового ритейла являются Grand Cru, “Энотека АВ”, “Винотека.ру”, “Блан де Блан”, “Магнум”, винный дом “Каудаль”, сеть винных бутиков Vinum, несетевая винотека “Интендант”, винотека “Диссидент” и другие. Среднее количество объектов в каждой сети составляет от трех до пяти. Сегодня активность проявляют и российские винодел, и их продукция может конкурировать с зарубежными винами. Немаловажную роль играют поправки в законе “О рекламе”, которые позволят рекламировать отечественные вина и дадут большое преимущество российским производителям и ритейлерам. Наиболее востребованным же в будущем будет формат винотеки с винным баром. На втором месте по популярности у предпринимателей - фермерские лавки. Формат представляет собой компактные лавочки и кулинарии, реализующие преимущественно молочные и мясные продукты натурального хозяйства, чаще - с зоной кафе, где можно попробовать блюда с использованием продуктов и где организуются тематические мероприятия для детей. Многие форматы становятся флагманскими и развивают онлайн-продажи, - LavkaLavka, “Морошка Маркет”. Яркий пример специализированного формата - “Избенка”, концепция которой предполагает размещение точки вблизи супермаркета или на первых этажах внутри».

Впрочем, многие проекты, имея в ассортименте фермерские продукты, сознательно уходят от «фермерского» позиционирования. «Мы попали в струю,- считает Егор Бурдин, совладелец мясной лавки “Страшный сон вегана”.- Сразу отказавшись позиционироваться как “фермерский магазин”, оказались в своем формате первыми. У нас, безусловно, есть локальные фермерские продукты, но помимо этого, к примеру, огромный ассортимент лучших сыров и колбас со всего мира. Первоначальные вложения составили порядка 7 млн рублей. В безубыточность мы вышли в первый же месяц, и сейчас стабильно в прибыли. Конкуренция в нашем сегменте не очень велика, но и рынок очень маленький, поэтому в строю можно оставаться, лишь удерживая высочайший уровень обслуживания клиентов и качество продукта». Вести бизнес в этом сегменте непросто еще и по другой причине - тот же «Страшный сон вегана» неоднократно подвергался нападениям радикально настроенных «веганов». Еще сложнее приходится набравшим в последние годы популярность- салонам бикини-дизайна, которые становятся объектом вандализма представителей религиозных конфессий. «Первые услуги, которые появились в формате экспресссалонов - нейл-бары, в дальнейшем стали востребованы парикмахерские экспрессуслуги (плетение кос, прически, укладка), макияж, коррекция бровей,- говорит Анна Данченок.- Концепция представлена тремя направлениями: в ТЦ, БЦ и стритритейле. Как правило, занимает площадь от 3 до 10 кв. м, иногда совместно с магазином сопутствующих товаров. В таком случае арендуемая площадь может быть до 80 кв. м. Для привлечения посетителей некоторые салоны дополняют перечень услуг - например, в ‘Афимолле” открылся салон красоты с экспресс-баром». Настоящую революцию в потребительских привычках совершили форматы, расположенные на «островах» в ТРЦ: если еще десять лет назад делать маникюр у всех на виду считалось недопустимым, то сегодня такие арендаторы считаются наиболее успешными. «Восемь лет назад открыть салон “только для маникюра” даже в Москве казалось странным,- делится Вилора Кимпаева, основатель студии маникюра “ЛакиЯ Нейл” (торговая галерея “Китай-город”).- Однако далеко не все собственники экспресс-салонов пережили даже год бизнеса по другой причине - их ценообразование формировалось по принципу “слоеного пирога”. Часть студий маникюра в ТРЦ не предупреждает клиентов о том, что в стоимость услуги входит лишь так называемый “базовый комплекс”, а манипуляции вроде снятия лака или нанесения крема для рук оплачиваются отдельно. Подобные “дополнительные услуги” при выставлении счета могут составлять до половины первоначально заявленной стоимости процедуры. Когда я открывала салон, то принципиально была против такого подхода, считая его нечестным. Сейчас, например, стоимость маникюра с покрытием лаком у нас - 500 рублей, и это окончательная цена за комплекс услуг классического маникюра. Никакие дополнительные суммы - “за нанесение сушки”, “за снятие лака”, “за полировку” - мы не берем».

Многие студии маникюра исповедуют «кластерный» подход, арендуя помещения совместно с brow-барами. Последние, по оценкам участников рынка, в 2014 году стали лидерами по открытиям. Практически все brow-бары запускаются строго «под мастера» - многие из них до этого служили дизайнерами взгляда при корнерах ведущих брендов в ТРЦ, а очередь достигала нескольких недель. «Мода на броу-бары пришла из Америки, переживающей бум монопродуктовых салонов,- рассказывает Ольга Блох, brow-стилист, основательница салона Brow Bar Number One.- Влияние, безусловно, оказывает и модная индустрия, которая уже несколько лет подряд диктует нам моду на широкие ухоженные брови - они фактически “создают лицо”. В обычных салонах, где оформление бровей - дополнительная услуга, чаще всего получить идеальный результат невозможно. Немаловажным фактором является и то, что клиент видит результат мгновенно - правильно оформленные и окрашенные брови кардинально меняют внешность, и единожды получив такой wow-эффект, люди готовы приходить снова и снова. Спрос рождает предложение - у нас уже выросло поколение так называемых «бровистов» - мастеров, специализирующихся исключительно на бровях. Открыть броу-бар довольно просто с технической точки зрения - минимум места, отсутствие дорогостоящего оборудования».

ОТ КНИЖНЫХ ДО ПИВМАГОВ
На пике популярности социальных сетей взошли и семена интернет-концепций шоу-румов (9a concept), а так же шоу-румов «для своих». Тогда же некоторые проекты объявили о создании коллекций. «Собственная коллекция одежды и аксессуаров - свежая идея для сегмента в России,- делится Оксана Бондаренко, президент компании “Showroom Ли-Лу”, креативный директор и дизайнер бренда женской одежды и аксессуаров “Ли-Лу”.- Бренд “Ли-Лу” появится в продаже только с сентября. Что касается интернетмагазина, то мы только начали этот проект. Он очень интересный, но пока не приносит прибыли».

На фоне популярности e-commerce в Москве и Петербурге отмечается повышение спроса на помещения под пункты выдачи заказов. «Рост объемов электронной торговли в России в 2014 году составил 25%,- сообщает Анна Данченок.- Формат востребован у потребителей, так как предполагает упрощенную систему выдачи купленных товаров, в том числе за счет автоматизированной системы, а также в удобном для покупателя месте. Аналогичную концепцию развивают “Эльдорадо”, “Юлмарт” и X5 на базе собственных объектов сети. В сегменте лидирует Enter c более чем 10 салонами по Москве».

Несмотря на бум интернет-торговли «от гигантов», продолжают открываться «интеллектуальные» книжные магазины. Однако, по мнению большинства собеседников CRE Retail, это как раз тот случай, когда «скорее фан, чем бизнес». «Открывать свой книжный магазин - никогда не было и не будет “модным”, - размышляет Артем Фаустов, совладелец книжных магазинов “Все свободны” и “Мы”.- Этим занимаются немногочисленные энтузиасты. Другое дело, что сетевые книжные окончательно превращаются в канцелярские магазины, и там практически невозможно достать интересующие книги, особенно по адекватной цене. Поэтому в последние годы открываются книжные магазины с уникальным ассортиментом. В каких-то из них можно выпить кофе, практически во всех проходят мероприятия и лекции, и уж точно во всех - авторский ассортимент книг, подборку которых можно назвать интеллектуальной, потому что массовой низкокачественной литературы там не будет вовсе, но будет собственный взгляд на то, что нужно и важно читать. Поэтому повторюсь - моды на открытие какого-либо формата книжного магазина нет. Есть диктуемый рынком новый (для России) подход к книжному бизнесу. Сегмент в целом умеренно насыщен, львиную долю делят книготорговые сети и интернет-магазины, а уровень конкуренции среди независимых книжных низкий - на шестимиллионный Петербург книжных магазинов вообще и независимых в частности ничтожно мало».

Станислав Гайворонский, основатель книжного магазина «Ходасевич», с тенденцией спада интереса предпринимателей к книжным «для своих» не согласен. «Факты говорят об обратном,- уверен г-н Гайворонский.- Сейчас в больших городах каждые несколько месяцев открывается по независимому книжному магазину. Формат маленьких книжных уже стал трендом. Отличное дело в кризис, да и не в кризис тоже - занятие книгами. Маленькому магазину намного легче существовать, чем большому. Сейчас государственная книжная сеть “Московский дом книги” закрыла несколько букинистических магазинов - медицинскую книгу, техническую книгу и т. п. Приведенные примеры - старомодные книжные, которые уйдут, а останутся такие, как “Ходасевич” в Москве, “Бакен” в Красноярске, “Порядок слов” в Петербурге. Думаю, что тенденция открытия маленьких книжных магазинов с лекториями и кофейнями сохранится в ближайшие пять лет. Например, команда “Ходасевича” предлагает открываться партнерам по франшизе».

Проектами «для своих», которые затем разрослись до «бизнес-эпидемии», эксперты называют и магазины крафтового пива. После бума разливного пива, охватившего Москву восемь лет назад (большинство проектов по разным причинам оказались неудачными и сейчас закрыты), любители пива начали открывать магазины на 10-40 кранов. Сначала туда ходили только «посвященные», однако затем, когда, по словам представителя одного из российских рекламных агентств, «крафтовое пиво полилось из всех щелей», концепции стали массовыми. «Я тоже начинал с “обычного” пива,- вспоминает Евгений Федотов, основатель проекта “ГлавПивМаг”.- Но мне стало интересно заниматься пивом другого уровня. Начинали с обычных лагеров, потом стали появляться новые интересные сорта. Крафтовая культура достигает пика сейчас, когда практически каждый день у нас «на кран» становится новый производитель. Об участии в ближайшем фестивале крафтовых пивоварен уже заявили около ста предпринимателей. На самом деле их, конечно же, намного больше. В целом для меня это не столько бизнес, сколько личное увлечение культурой крафтового пива, поэтому я очень благодарен журналистам за пропаганду качественных и интересных напитков. Что касается конкуренции среди ритейлеров, то даже в Москве она пока невысока, не более десяти серьезных компаний-продавцов, хотя спрос есть. Дело в том, что, несмотря на кажущуюся простоту, крафтовое пиво - сложный продукт, его нужно любить и уметь продавать. Средний чек у нас сейчас - 1000 рублей, а цены считаются довольно низкими. Аренда же в проходных местах достаточно высокая для того, чтобы не стоять на месте. Вот сейчас мы запускаем магазин на Чистых прудах, там будет 40 кранов, бар. Летом планируем дополнительные открытия».

По словам Максима Вайнберга, исполнительного директора «Адамас», с момента, когда «выстреливает» инновационный формат или продукт до появления аналогов в среднем проходит от полугода до полутора лет. «На любой бизнес-проект можно посмотреть с точки зрения классической концепции голубого океана: первооткрыватель принципиально нового продукта или формата “снимает сливки”, собирая деньги, которые фактически лежат под ногами, его успех привлекает других игроков, которые стремительно заполняют ниши,- делится г-н Вайнберг.- Дальнейшее развитие “голубого океана” зависит от многих факторов: локальной насыщенности, активности конкурентов, усовершенствования концепта, изобретения продуктов нового поколения (классический пример - эволюция “пейджер - мобильный телефон - смартфон”), государственного регулирования сегмента (снос некогда популярных палаток, ограничения торговли алкоголем, табачными изделиями). Наш проект Adamas Charm - наглядная демонстрация разработки открытого “голубого океана”. Благодаря Pandora и TroLLbeads ювелирные шармы стали увлечением, захватившим весь мир, и мы, как профессиональная компания, которая работает в данном сегменте, не могли упустить возможность занять в данном сегменте свою нишу. Проанализировав спрос, выявили потенциал развития: построили конкурентоспособную модель по соотношению цена/качество, доработали конструктив и разнообразие браслетов, самих шармов (сегодня в ассортименте более 500 позиций), “докрутили” концепцию идейно - приблизили к философии российского потребителя. У нас есть уникальные предложения: индивидуальный заказ шармов, корпоративные проекты - как, например, для CRE Awards, линейка миниатюрных детских браслетов и подвесок Adamas Charm Kids, золотая линия Adamas Charm Gold по весьма привлекательной цене благодаря реализации на базе собственного производства».

ХИНКАЛЬНЫЕ БЕЗ ПОРТЬЕР
Однако наиболее часто мода на бизнес изменяется в ресторанном сегменте. По мнению участников рынка, «взлетов и падений» здесь можно вспомнить десятки: от первых пиццерий и суши-баров в девяностые до хинкальных и школ кулинарного искусства в десятые. Культ вечной молодости и жизни в соцсетях под девизом «мир должен знать, что я ем», привел к расцвету концепций здорового питания. «“Бег - это новые вечеринки” - под таким негласным девизом в Москве мы провели последний год,- говорит Екатерина Родионова, основатель проекта Juicy Lab (фреш-бар с функциональными соками и детоксами).- Друзья в “Фейсбуке” бесконечно выкладывают отчеты о пробежках, кто-то записался на марафон, даже самая ленивая коллега красуется в “Инстаграмме” в новой форме. Быть “на спорте” стало трендом, и вместе с этим приходят новые пищевые привычки и интерес к полезной еде. Крупные супермаркеты расширяют отделы “полезных продуктов”, куда раньше заходили одни диабетики и “вечно худеющие” барышни; открылось огромное количество интернет-магазинов здорового питания, среди которых выделяется особый формат - доставка многофункциональных свежих соков. Я занимаюсь развитием одного из таких фреш-баров, мы представляем линейку соков холодного отжима, которые решают те или иные проблемы организма. Кроме интернет-магазина у нас есть точка на Даниловском рынке, где можно получить консультацию по детоксу и попробовать любой продукт из линейки. Стартовые вложения - от 1 млн рублей (сюда входит закупка профессионального оборудования, упаковки, затраты на рекламу, разработка технологий). В ближайшие годы эта индустрия, несомненно, будет развиваться и дальше. Что касается ресторанного сектора, первым ласточкам - сети кафе “Фреш” или более демократичному “Прайм” придется подвинуться. На рынок, бесспорно, придут новые игроки».

Пришлось потесниться и проектам с качественными бургерами. «Раньше ведь в Москве не было бургеров нигде, кроме фастфуда, теперь их довольно много,- напоминает Александр Залесский, совладелец проекта The Burger Brothers.- А сделать качественный бургер и не схалтурить при желании довольно легко - качественные ингредиенты доступны, специальное оборудование не нужно. Бургер со свининой у нас стоит 350 рублей, с говядиной - 400. Никто наши цены особенно не критиковал, более того - мы планомерно их поднимали в связи с обстоятельствами. Думаю, дело в том, что у нас очень лояльная аудитория. Замечу, что спрос на качественные бургеры никогда не исчезнет, как на хачапури и хинкали, скажем. Это такая повседневная, вкусная и сытная еда, которая нужна всегда».

Впрочем, о хинкальных в России особый разговор. Аутентичный грузинский формат по принципу «только хинкали, вкусно, дешево, быстро» до сих пор не реализовал никто. В итоге большинство хинкальных в Москве - сетевые заведения, где умеют готовить все, кроме хинкали. Другой вариант - «богатая» хинкальная-ресторан с зеркалами, лепниной и видами Тифлиса на стенах. Но, несмотря на расхождения в форматах, именно грузинская кухня уже много лет занимает первые места по популярности в Москве и Петербурге и сдаваться не собирается. Помимо традиционных ресторанов и хипстерских проектов, открытых на волне увлечения креативным классом Грузией, развиваются сетевые закусочные и кафе «грузинского фастфуда». Практически все эти заведения привлекательны еще и тем, что предлагают в «счастливые часы» вино без ограничений. Новые рестораны с грузинской кухней открываются в Москве и Петербурге каждый месяц. «Четыре года назад мы открыли “Алазанскую долину”, а три месяца назад - кафе “Мацони”,- рассказывает Ирма Бения, соучредитель ресторанов “Алазанская долина” и “Мацони”.- Все московские грузины хором взялись за открытие ресторанов, что неудивительно: наша кухня очень вкусная и разнообразная, она не надоедает, всегда можно попробовать что-то новое. Конкуренция сейчас просто огромная, и выигрывает тот, кто готовит вкусно, а счет приносит небольшой. Хинкали у нас стоят всего 35 рублей за штуку - это практически тбилисская цена и моя принципиальная позиция. Это не блюдо высокой кухни, его должен иметь возможность позволить себе каждый. Все повара в обоих ресторанах у нас грузины, это также мой принцип. Национальную кухню должны готовить все-таки не по рецептам и не с мерными ложечками, а так, как ты видел это в детстве».

По словам Егора Бурдина, настоящим бумом можно считать и кафе в формате «кофе с собой». «Крупные игроки в кофейном бизнесе пытаются раскачать эту тему лет двадцать,- отмечает г-н Бурдин.- Я уже было решил, что в России этому не прижиться никогда, но, похоже, все-таки дождались. Хипстеры подхватили тренд, а дальше мода пошла “в народ”». Показательно, что на фоне повального увлечения «быстрым» и «механическим» кофе в Москве активизировались энтузиасты, которые решили вернуть турецкую кофейную культуру. «Кофе на песке несправедливо забыт - именно поэтому мы открыли свой проект,- говорит Марина Хюппенен, основатель проекта Gezve Coffee.- Для выполнения этой задачи мы выбрали лучшие в мире на данный момент джезвы - от стамбульского производителя Soy. Это тяжелые кованные медные джезвы из полуторамиллиметровой меди, со слоем серебра внутри. Также мы очень серьезно подходим к выбору кофе - мы выбираем только арабику уровня specialty, часто работаем с микролотами. Да, это очень своеобразный формат - тут нельзя приготовить напитки с взбитой молочной пеной, которые так любят горожане. Это не быстрый способ - приготовление занимает 4-5 минут. Он рассчитан на людей, которые действительно любят кофе и его вкус. Этот способ идеально подходит для ресторанов, где люди ждут основных блюд минут по сорок и могут себе позволить подождать пять минут чашку кофе. Но пока рестораторы ориентируются на итальянскую культуру приготовления кофе. Хотя в нашем случае вложения ведь на порядок меньше. Кофемашина для приготовления эспрессо с кофемолкой стоит не менее 150 тыс. рублей. Здесь же стоимость не превысит 70 тыс.- за эти деньги можно приобрести отличный аппарат для приготовления кофе на песке, кофемолку, набор джезв и специй». Проект Марины Хюппенен арендует место на Даниловском рынке. «Да, люди пока не готовы присесть и расслабиться прямо на рынке,- продолжает г-жа Хюппенен.- Но мы работаем с этим, у нас постоянные дегустации кофе и выпечки. Если гость нас полюбил, то часто приезжает уже не на рынок, а выпить кофе». Кроме того, недавно Gezve Coffee стала одним из арендаторов концептуального фуд-корта в бывшем здании «Известий». Небольшой и имеющий все перспективы для масштабирования проект «фудкорта ради фудкорта» стартовал там совсем недавно. «Формат coffee-to-go, такой модный сейчас, именно здесь отлично работает,- сообщает Марина Хюппенен.- Вложения не слишком большие, основную нагрузку по ремонту и коммуникациям взял на себя арендодатель. Расходы на обслуживание помещения делятся между всеми арендаторами, что тоже, безусловно, удобно».

Перспективным формат небольших фуд-кортов с несетевыми рестораторами считает и Максим Агашков, основатель проекта «Выпечка и плов». «Сети в таких проектах не нужны - необходимы такие арендаторы, как мы: много, вкусно, недорого,- размышляет г-н Агашков.- Мы очень популярны в “Известиях” как минимум потому, что найти аутентичный плов за вменяемые деньги в Москве сложно. На обычных фуд-кортах же чаще всего не плов, а каша с рисом и мясом. Хорошо готовят в двух случаях - либо в “концептуальных чайханах”, но там плов стоит в среднем 400 рублей, либо в национальных “местах для своих”, о которых нужно знать и, кроме того, не все будут себя там комфортно чувствовать. У нас честные цены, мы не берем “триста концов” - плов стоит всего 180 рублей за порцию, его много, и он вкусный. Мы отошли от традиционного разделения плова на ферганский, самаркандский, бухарский, свадебный, от привычной риш- танской керамики. Готовим плов с телятиной, бараниной, вегетарианский - все. Я думаю, что идея с “авторскими” фуд-кортами будет на пике моды в ближайшие годы хотя бы потому, что уже несколько лет безумно популярны маркеты еды, многие рестораны выросли именно из таких маркетов. Пока сложно идут такие проекты как перуанская или марокканская кухня - как и когда-то с японской, нужно к этому еще приучить. Зато прекрасно себя чувствуют греческие проекты - каждый был в Греции, каждый полюбил местную кухню».

Кроме того, «на волне патриотизма», по прогнозам участников рынка, в сегмент вернутся классические советские пельменные, а так же появятся заведения с «крымской кухней». Однако крымские рестораны - дело недалекого будущего; пока же «крымскую тему» активно осваивают ритейлеры, открывая магазины крымских продуктов и косметики. «Все началось с того, что мы сами влюбились в свой продукт,- вспоминает Анна Буртасова, коммерческий директор компании CrimeanGoods.- Мы проводили часть отпуска в Крыму и, как водится, перед отъездом купили сувениры, в том числе разную органическую косметику.

Приехали домой, попробовали, все очень понравилось, почти в шутку кто-то предложил: “Давай свяжемся с производителями”? Попали в волну моды на “крымский бизнес” - сейчас в Москве многие продают продукты, вина, косметику и т. д. Наша концепция нашла отражение в названии компании CrimeanGoods - работаем со всеми ведущими производителями косметики Крымского полуострова. Средний чек составляет 550-700 рублей. Многие покупатели - те, кто, побывав в Крыму, уже что-то из нашей продукции попробовал. Сейчас действуют две точки продаж - в ТЦ ‘Алые Паруса” и в ТРЦ “РИО Дмитровка”, также мы работаем в формате интернет-магазина. Планы по расширению были наполеоновские, но рынок переживает не самые лучшие времена, и спад есть практически во всех отраслях. В целом же хороший толчок к развитию получит внутренний туризм, а значит, в ритейле, как в случае с крымскими товарами, будет модно все, что с ним связано». 

КАК ОТКРЫТЬ МОДНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ
Источник: NAI Becar. 

Андрей Щемелинов, директор по развитию и PR компании «Аромамедиа» (аромамаркетинг и аромадизайн помещений):

Ниши устойчивы
- Пожалуй, волна «рыночных увлечений» в той или иной мере сохраняется и сегодня: качество, натуральность, доступность, slow & minimal. Только раньше это было осторожное и неуверенное обращение к инновационному, а сегодня те, кто оценили новые технологии и инструменты, уже получают от их внедрения прибыль. С другой стороны, прослеживается закономерная эволюция подглядывающая и «слизывающая» ориентиры с Запада, которые диктуют дробление рынка на более узкие сегменты. Если раньше эти ниши только открывались, то сейчас они набирают уверенность и демонстрируют относительную устойчивость.

У нас был многолетний опыт в смежных темах, потом мы решили изучить мировой опыт: кто, что и как делает в этом направлении. Получив дополнительные знания, выработали свою уникальную формулу, которая позволила принять решение об открытии нового для России направления (2004 год). До нас имели небольшой опыт зарубежные компании с очень слабым пониманием своей перспективы. Начало работы можно назвать «культурной революцией», так как аудитория была абсолютно не подготовлена: ни теоретически, ни практически. Зато после нас стали открываться и закрываться организации, которые, как «пылесос» скупали и перепродавали все, что «пахло». Стартовые вложения в бизнес составили около $250 тыс. Клиенты - от торговых центров и мировых брендов до банков и театров. Самые частые заблуждения рождаются при поверхностном отношении к новому, когда возникает только эмоциональная оценка - нравится, хочу, но не понимаю, как, сколько. Наступило время, когда тренд на «начинающих поверхностных» уходит.



Мария Тобаско, учредитель проекта Choco-art:

Хлеб и зрелища всегда будут в моде
– Мода на бизнес не проходит целиком – уходят случайные люди, которые пришли попробовать силы или поиграться. А вот флер от повального увлечения остается. Это своего рода реклама стартапу, хотя для него же и огромная работа: убедить возможных покупателей в том, что среди того уродства и искаженного представления товара или услуги теми самыми, пришедшими «поразвлекаться» в бизнес, есть действительно профессионально сделанные товары, с соблюдением всех технических, гигиенических и прочих норм. Те, кто остался на рынке после модного увлечения, переходят уже в другую фазу – организации бизнеса. Это не обязательно офис, секретарша, склады и цех. Это, скорее всего, задача – правильно распределить начальный капитал. Потому что у действительно фанатов своего дела его, к сожалению, не всегда бывает в нужном количестве. Тут надо или брать кредит, или занимать у друзей, или брать в партнеры коллегу с кошельком. Начиная свой бизнес, я села, написала на листке бумаги сумму, которой располагаю на данный момент, и стала кроить из нее свои денежные расходы так, чтобы соблюсти равновесие расходов и доходов. На что больше потратить: на закупку сырья, новых необычных форм, нестандартных ингредиентов, на рекламу? Расписав все это, я начала с малого: выпустила несколько первых шоколадных комплиментов. Продукция по составу была скромна, без излишеств в виде экзотических добавок, но зато очень красивой и вкусной формы, которая не просится, чтобы ее немедленно съели, а хочет, чтобы ею сначала налюбовались, похвастались перед другими, выложили фото в социальные сети и «Инстаграм». Таким образом, я создала продукт, на рекламу которого не надо было тратить деньги – рекламу стали делать сами покупатели. Единственное, что я сделала – создала свой личный фирменный сайт и страницы в соцсетях. Это практически нулевые затраты, но зато у меня появились поклонники моего шоколада, которые теперь были собраны, как говорится, в одно время и в одном месте. Дальше все пошло по нарастающей: чем больше я стала делать шоколадных комплиментов необычного вида и состава, тем больше стало заказов. Стали появляться деньги, которые позволяли закупать самое качественное сырье, самые экзотические ингредиенты, самые дорогие формы и дизайнерскую упаковку. Появились знакомства в мире профессиональных шоколатье, я смогла позволить себе посетить дорогостоящие мастер-классы у французских и бельгийских мэтров Чем лучше и интереснее был товар, тем больше стало появляться новых заказчиков, тем больше стало обсуждений в соцсетях – начался лавинообразный процесс прихода денег.

Если о «модных» прогнозах, то людям всегда будут нужны хлеб и зрелища, и именно в этих направлениях и будет развиваться бизнес во время кризисов всех стран и континентов. У меня есть знакомый, который во время кризиса 2008 года занимался аттракционами. Когда грянул этот кризис, он схватился за голову: «Все, народу есть не на что, а у меня тут такие цены! Никто не придет, надо сворачивать». И что бы вы думали? Количество желающих прокатиться на его аттракционах выросло в разы! Он сам недоумевал: «Откуда у людей деньги?» То же самое коснулось и сегмента питания: большие рестораны приуныли, а мелкие «кустарные» производства кулинарных изделий стали наращивать капитал. Маленький и средний бизнес вдруг не так уж сильно пострадали от кризиса. Так и сейчас происходит: закрываются бутики одежды, магазины промтоваров, а здания ресторанов вдруг окрасились гостеприимными приглашениями: «Приходите, у нас не зверские цены». Так и в моем бизнесе: сильно подорожало сырье и ингредиенты, пришлось увеличить цену, но я увеличила ассортимент, потратила много времени на поиски оригинальных решений. Клиентов стало только больше.



share tweet поделиться Email
Подпишитесь на новости
Свежий номер