09 декабря 2016  |  3106

Богатые и бедные

CRE Retail № 42 / декабрь 2016 Екатерина Реуцкая. Иллюстрация: Светлана Бодрова
share tweet поделиться Email

Согласно прогнозу социально-экономического развития России Минэкономразвития на 2017–2019 годы, уровень бедности в России в 2016–2017 годах составит 13,9%. С учетом увеличения стоимости потребительской корзины в 2018 году, доля бедного населения увеличится, а в 2019-м вновь вернется к уровню 2016–2017 годов. Однако разрыв между богатыми и бедными покупателями уже сейчас близок к критическим показателям и изменяет рынок торговой недвижимости и ритейла.


По  данным  CBRE,  за  последние  два  года  расслоение  населения  по  уровню  доходов  выросло,  а  коэффициент  Джини  в  первом  полугодии  2016  года  увеличился  до  0,399  по  сравнению  с  0,396  в  первом  полугодии  2015-го.  До  этого,  начиная  с  первого  полугодия  2013  года,  показатель  на  протяжении  трех  лет  снижался.  Это,  в  свою  очередь,  привело  к  изменению  потребительской  модели  поведения  в  сторону  большей  экономии,  что  в  2015  году  нашло  отражение  в  значительном  снижении  оборота  розничной  торговли.  Но,  по  итогам  первой  половины  2016  года,  темпы  падения  розницы  замедлились:  динамика  оборота  розничной  торговли  в  августе  2016-го  составила  98,6%  (относительно  августа  прошлого  года),  в  то  время  в  2015  году  этот  показатель  составил  96,4%.  Последствия  преобладания  модели  экономного  потребительского  поведения  уже  можно  фиксировать  на  уровне  изменения  моделей  поведения  сетевого  ритейла.


Довольно  серьезно  среди  прочих  товарных  групп  «просел»  fashion  –  падение  розничных  продаж  одежды,  обуви  и  аксессуаров  в  натуральном  выражении  по  итогам  2015  года  составило  около  25%.  Причем  бренды,  представленные  в  среднем  ценовом  сегменте,  пострадали  сильнее  остальных,  так  как  кризис  в  наибольшей  степени  сказался  на  целевой  аудитории  этих  брендов  –  среднем  классе.  «Действительно,  пропасть  между  бедными  и  богатыми  сегодня  довольно  велика,  –  соглашается  Андрей Якоби,  генеральный директор Real Profit Group.  –  При  средней  зарплате  в  Москве  в  50  000–70  000  рублей  региональная  цифра  часто  не  превышает  15  000–20  000  рублей  –  при  абсолютно  сопоставимой  стоимости,  скажем,  продуктовой  корзины  или  одежды.  Однако  даже  если  брать  только  столичную  аудиторию  потребителей,  разрыв  в  доходах  тоже  дает   о  себе  знать  (как  известно,  до  50%  жителей  Москвы  –  а  стало  быть  и  потребителей  –  это  либо  приезжие  “нелегалы”,  либо  работающие  без  официального  оформления  граждане  с  доходами  уровня  “ниже  среднего”).  Кризисный  период  в  среднем  ухудшил  положение  последних  и  заставил  быть  более  бережливыми  состоятельные  слои,  хотя  на  обороте  гигантов  масс-маркета  вроде  магазинов  концерна  Inditex  или  H&M  и  Uniqlo  это  почти  не  отразилось.  К  слову,  упомянутые  сети  довольно  активно,  несмотря  на  сложности  в  экономике,  продолжают  свою  региональную  экспансию.  Что  касается  поведения  покупателей  и  его  динамики,  которую  реально  прогнозировать  на  будущий  год,  думаю,  можно  говорить  о  небольшом  позитивном  сдвиге,  хотя,  согласно  прогнозам  ряда  известных  экономистов,  это  будет  лишь  скачок  перед  новым,  более  глубоким  падением».


К  тому  же  для  российского  среднего  класса  инфляция  практически  двукратная:  многие  полюбившиеся  покупателям  товары  напрямую  зависят  от  курса  доллара,  отмечает  Александр Морозов,  директор департамента консалтинга, исследований и оценки S. A. Ricci.  «Номинально  оборот  розничной  торговли  может  даже  немного  увеличиться,  однако  вследствие  инфляции  цены  выросли,  а  покупательская  способность  рубля  и,  соответственно,  большей  части  населения  все  равно  существенно  снизилась»,  –  уточняет  г-н  Морозов.

 

Плюс деградация всей страны

 

40%  россиян  уже  заявили  об  ухудшении  своего  материального  положения  за  год.  В  2016  году  Минэкономразвития  ждет  понижения  оборота  ритейла  на  4,6%  со  следующим  выходом  на  восстановительный  рост  умеренными  темпами  до  2,5%  в  2019  году,  в  том  числе  за  счет  роста  зарплаты  и  доходов  населения. 


«Но  проблема  современного  ритейла  в  России  не  в  отсутствии  денег  у  населения  и  даже  не  в  отсутствии  пармезана  в  магазинах,  а  в  том,  что  пармезан  не  нужен  даже  тем,  у  кого  есть  деньги,  –  убежден  Денис соколов,  партнер, руководитель департамента исследований Cushman & Wakefield.–  Снижение  качества  и  ассортимента  происходит  медленно,  но  верно.  И  вот  уже  Роспотребнадзор  предлагает  снизить  температуру  горячей  воды  на  10  градусов  для  оптимизации  расходов». 


«Поэтому  сегодня  речь  идет  не  о  расслоении  покупателей  на  богатых  и  бедных,  –  продолжает  Соколов.  –  А  об  общей  деградации  потребления  для  всех  слоев.  Именно  поэтому  Росстат  показывает  чудовищные  цифры  падения  потребления  в  Москве  –  17%  за  2015  год  и  еще  13%  за  первое  полугодие  2016  года.  Люди  постепенно  привыкают  к  потреблению  низкокачественной  продукции,  соответственно,  для  производителей  основным  инструментом  конкуренции  остается  цена.  Поэтому  в  целом  по  отрасли  продажи,  может  быть,  и  восстановятся,  но  снижение  качества  товаров  в  рознице  ускорится.  Риторика  властей  и  телеведущих  поощряет  экономию  и  отказ  от  излишеств,  что  тоже  сдерживает  потребление». 


По  мнению  г-на  Соколова,  показная  экономия  приходит  на  смену  демонстративному  потреблению,  а  в  стране  фактически  формируется  «новая  бедность»,  в  основе  которой  не  нищета,  но  отсутствие  стимулов  к  финансовому  благополучию.  «Это  было  бы  неплохо,  если  бы  не  тот  факт,  что  экономика  крупных  городов  основывается  на  потреблении,  –  продолжает  эксперт.  –  И  именно  профиль  потребления  формирует  жизнь  в  городе.  Конечно,  действия  московских  властей  по  ликвидации  стихийной  малоформатной  торговли  сглаживают  эффект  от  деградации,  но  не  могут  остановить  процесс.  Фактически  средний  класс  с  его  образом  жизни,  стилем  потребления,  ценностями  оказался  выброшен  на  обочину.  Представители  его,  даже  те,  кто  не  потерял  в  доходах,  прибиваются  к  более  монолитным  и  консолидированным  группам  –  к  бедным  или  богатым.  Люмпенизация  среднего  класса  будет  происходить  из-за  потери  стремления  к  материальным  благам  –  теперь  ты  можешь  обойтись  без  нового  смартфона,  китайский  аппарат  прослужит  тебе  еще  три  года».


На  этом  фоне  для  ритейлеров  и  ТЦ  главная  задача  следующих  двух-трех  лет  –  правильно  выстроить  сегментацию  целевой  аудитории,  считает  эксперт.  Уже  сейчас,  однако,  очевидно,  что  большинство  так  или  иначе  будет  склоняться  в  сторону  дискаунтеров,  минимизируя  цены  и  увеличивая  обороты,  меньшее  количество  будет  стараться  работать  в  премиальном  сегменте,  ориентируясь  на  условных  богатых.  «Но  я  думаю,   что  самая  выигрышная  стратегия  –  попытаться  “собрать”  остатки  среднего  класса,  который  сегодня  пострадал  не  только  финансово,  но  и  морально,  утеряв  ориентиры  комфортной  жизни,  картины  будущего,  –  размышляет  Денис  Соколов.  –  И  в  связи  с  этим,  как  ни  парадоксально,  сегодня  для  прогресса  и  развития  ТЦ  оказываются  не  менее  важны,  чем  музеи,  и  куда  более  полезны,  чем  стадионы».


Пока  же,  по  данным  CBRE,  ритейл  все-таки  не  останавливается  в  развитии,  а  в  соответствии  с  сегментом  компании  выбирают  стратегии  адаптации  для  повышения  лояльности  покупателей  и/или  увеличения  зоны  покрытия.  «Часть  компаний  делают  упор  на  модификацию  ассортиментного  ряда,  другие  –  на  рост  доли  собственных  торговых  марок,  третьи  активно  стимулируют  потребителя  через  промо-акции,  четвертые  диверсифицируют  свою  платформу  и  запускают  omni-channel  и  т.  д.,  –  сообщает  Оксана Копылова, заместитель директора отдела исследований рынка CBRE.  –  Согласно  данным  Росстата,  годовой  номинальный  рост  зарплат  в  сентябре  ускорился  до  9,4%.  Также  в  позитивную  сторону  была  пересмотрена  предварительная  оценка  данного  показателя  за  август  –  до  9,7%  год-к-году  с  первоначальной  оценки  на  уровне  5,8%.  Ускорение  роста  зарплат  позитивно  повлияло  на  оборот  розничной  торговли,  динамика  которого  в  сентябре  улучшилась  до  – 3,6%  год-к-году  против  – 5,1%  в  августе.  Оба  этих  факта  указывают  на  рост  потребительского  спроса».


Однако  операторы  продолжают  сокращать  маржинальность,  а  падение  оборотов  ритейла  продолжится,  вздыхает  Наталья Круглова, независимый эксперт рынка недвижимости.  Аналитики  Центра  конъюнктурных  исследований  соглашаются:  о  восстановлении  уровня  жизни  населения  речи  в  ближайшее  время  не  идет.  Реальные  располагаемые  денежные  доходы  населения  падают  уже  два  года,  и  интенсивность  этого  процесса  не  снижается.  Большинство  домохозяйств  в  России  еще  два   года  назад  были  вынуждены  перейти  на  избирательно-сберегательную  или  даже  скорее  оборонительную  модель  потребительского  поведения,  сбалансировав  расходы  при  более  низком  уровне  доходов.  В  итоге  средний  российский  покупатель  сократил  практически  все  «необязательные»  траты,  вплоть  до  покупки  одежды.  «Планы  развития,  строго  говоря,  есть  только  у  продуктовых  сетей  эконом-уровня,  –  говорит  Наталья  Круглова.  –  Безусловно,  есть  нишевые  исключения,  но  общий  тренд  –  в  сторону  удешевления  структуры  потребления».


Именно  крупнейшие  сетевые  ритейлеры  остаются  драйвером  российской  розницы:  последние  несколько  лет  в  России  их  доля  в  розничном  товарообороте  устойчиво  растет,  поддерживают  в  CBRE.  Наращивание  доли  становится  особенно  заметным  на  фоне  общего  снижения  товарооборота:  в  то  время  как  оборот  розничной  торговли  в  2015  году  упал  на  10%  по  сравнению  с  2014  годом,  доля  сетевых  компаний  в  обороте  выросла  до  25%.  По  данным  Росстата,  увеличение  доли  сетей  в  рознице  происходит  практически  во  всех  регионах  России.  В  Москве  доля  сетевых  магазинов  ниже  общероссийского  показателя  –  21,8%,  лидером  по  объему  доли  сетевого  ритейла  является  Санкт-Петербург  (52,8%  в  общем  объеме  розницы). 


Наиболее  показательными  в  этом  вопросе  являются  крупнейшие  ритейлеры  сегментов  FMCG  и  DIY,  активной  экспансии  которых  способствует  совмещение  нескольких  факторов,  позволяющих  эффективно  конкурировать  и  наращивать  обороты  с  квадратного  метра  торговых  площадей  даже  в  условиях  сужения  рынка.  Среди  них  эксперты  выделяют  нацеленность  на  масс-маркет,  возможность  эффективно  использовать  маркетинговые  инструменты  в  товарных  группах  с  высокой  эластичностью  по  цене,  возможность  значительно  корректировать  ассортимент,  наличие  собственной  логистической  платформы,  наличие  собственного  производства.  «Мы  видим,  как  активно  развиваются  магазины-дискаунтеры  “Магнит”,  “Пятерочка”,  “Дикси”,  “Копейка”,  –  говорит  Александр  Морозов.  –  У  них  растет  и  число  покупателей,  и  прибыль.  Дискаунтеры  активно  выходят  в  регионы,  открываются  в  городах  с  населением  от  50  тыс.  и  от  30  тыс.  человек,  где  довольно  легко  благодаря  достаточно  широкому  ассортименту  и  низкому  чеку  успешно  конкурируют  с  местными  ритейлерами.  Усиливают  развитие  магазины  одной  цены  (Fix  Price,  “Заодно”,  интернет-магазин  “Одна  цена”  и  др.).  Магазины  формата  “у  дома”  (площадью  300–500  кв.  м),  торгующие  продуктами  и  товарами  первой  необходимости,  также  будут  при  любых  экономических  условиях  чувствовать  себя  хорошо».


Эвелина Ишметова,  директор по консалтингу и развитию инвестиционной компании Key Capital,  отмечает,  что  продолжают  развитие  и  эконом-форматы  одежды  и  обуви.  «В  целом  товарозамещение  диктует  не  полный  отказ  от  приобретения  той  же  одежды,  а  замену  на  более  дешевые  марки,  покупки  на  распродажах  и  более  редкие  покупки,  –  поясняет  г-жа  Ишметова.  –  Забота  о  детях  также  неизменный  драйвер  покупок  в  детских  магазинах.  Соответственно,  эти  сегменты  являются  так  называемыми  защищенными  с  точки  зрения  спроса  потребителей».


Однако  Сергей Шиферсон,  коммерческий директор компании City & Malls PFM,  констатирует:  и  трафик,  и  средний  чек  снижается  везде,  в  том  числе  в  сегменте  DIY  и  товаров  для  дома  и  обустройства.  «Более  стабильны  планы  людей  с  доходами  среднего  и  выше  среднего  уровня:  несмотря  на  негативные  тенденции  в  экономике  и  девальвацию  рубля  относительно  основных  валют,  что  привело  к  подорожанию  импортных  товаров,  такие  группы  аудитории  продолжают  заниматься  отделкой  квартир  и  домов,  а  в  структуре  их  потребления  товары  для  дома,  ремонта  и  отделки  по-прежнему  занимают  значимую  долю,  –  говорит  эксперт.  –  Да,  сегодня  все  покупатели  вне  зависимости  от  сегмента  склонны  экономить.  Даже  те,  кому  это  не  было  свойственно  до  кризиса.  Но  если  покупки  в  fashion-сегменте  зачастую  носят  импульсный  характер,  то  срок  принятия  решения  о  совершении  покупки,  если  говорить  о  товарах  со  средним  и  длинным  жизненным  циклом,  к  которым  относятся  предметы  декора,  интерьера,  мебель,  отделочные   материалы,  удлинился  и  может  достигать  нескольких  месяцев.  В  условиях  обострившейся  конкуренции  ТЦ  больше  внимания  уделяют  маркетингу,  изобретают  и  запускают  различные  акции,  программы  лояльности,  предлагают  дополнительные  услуги,  чтобы  привлечь  покупателя.  Кроме  того,  рынок  отреагировал  развитием  внутренней  сервисной  составляющей  компаний  и  магазинов.  Так,  ЦДИИ  «Экспострой  на  Нахимовском»  –  это  не  только  место  для  покупки  отделочных  материалов,  но  сервис  по  предоставлению  бесплатных  консультаций  покупателям  профессиональными  дизайнерами  и  декораторами,  помощь  в  составлении  смет  на  ремонт  и  отделку,  это  семинары  и  мастер-классы  по  самым  актуальным  вопросам,  стоящим  перед  теми,  кто  собирается  делать  ремонт  или  выбирает  мебель,  это  онлайн  и  офлайн  информация  о  товарах,  брендах,  компаниях,  рабо-тающих  в  данном  сегменте,  и  проч.».

 

Война без мира

 

По  данным  CBRE,  падение  покупательной  способности  среднего  класса  отразилось  и  на  продажах  люксовых  брендов:  на  них  приходилось  до  20%  покупок,  хотя  они  и  носили  скорее  эпизодический  характер.  Сегмент  люксовой  одежды  и  аксессуаров  по  итогам  2015  года  вырос  на  8%  в  рублевом  выражении,  однако  в  натуральном  выражении  рынок  сократился  на  15%.  В  2016  году  рынок  стабилизировался,  в  основном  благодаря  переориентации  спроса,  притоку  китайских  туристов  и  сокращению  цен.


Относительная  устойчивость  рынка  люксовых  товаров  объясняется  прежде  всего  тем,  что  основными  покупателями  продукции  таких  брендов  являются  состоятельные  слои  населения,  чей  уровень  доходов  даже  в  кризис  позволяет  не  менять  привычную  модель  потребления.  «Но  в  кризис  2008  года  практически  уже  через  год  сработал  отложенный  спрос,  потребление  товаров  класса - “люкс”  быстро  вернулось  к  прежним  показателям,  –  вспоминает  Анна Лебсак-Клейманс,  генеральный директор Fashion Consulting Group.  –  Тогда  из  покупателей  люкса  не  выбыли  высокооплачиваемые  специалисты.  Текущий  российский  “кризис  рубля”  не  только  отсеял  тех,  чьи  зарплаты  фактически  упали  на  40–50%  в  рублевом  эквиваленте,  но  и  оказал  влияние  на  богатых  людей:  люксовый  сегмент  показывает  негативную  динамику  в  натуральном  выражении  до  30%.  Однако  в  сравнении  с  другими  сегментами  люкс  все  же  наиболее  устойчив.  На  долю  данного  сегмента  (включая  “премиум”)  приходится  порядка  10%  рынка,  и  эта  доля  в  кризис  остается  неизменной  (на  фоне  существенного  сокращения  среднего  и  роста  нижнего  сегмента  рынка).  Распространенная  практика  кризисного  периода  –  снижение  цен  на  10–25%  по  сравнению  с  докризисными  временами:  бренды  и  их  дистрибьюторы  жертвуют  маржой».


При  этом,  по  данным  FCG,  премиальные  и  люксовые  марки  продолжают  развиваться  в  России.  Так,  в  2016  году  в  Третьяковском  проезде  открылись  сразу  четыре  магазина:  второй  по  счету  московский  бутик  Celine,  второй  в  России  магазин  Alexander  McQueen,  новый  флагман   Saint  Laurent  и  новый  бутик  Dolce  &  Gabbana.  В  Столешниковом  пер.  начал  работу  флагманский  бутик  Michael  Kors.  Стремительно  развивается  и  онлайн-торговля  товарами  luxury:  Farfetch,  Aizel.ru,  Podium  Market,  Topbrands,  Podium  Luxe.  «Частично  в  люксе  существует  временный  эффект  “выгодности”  покупок  в  России,  так  как  крупные  люксовые  операторы  предложили  “европейские”  цены,  а  в  период  распродаж  скидки  могут  быть  более  глубокими,  чем  в  Милане  и  Париже,  –  отмечает  Анна  Лебсак-Клейманс.  –  И  это  положительно  сказывается  на  российских  продажах:  на  фоне  общего  спада  на  fashion-рынке  спад  продаж  в  категории  люксовых  товаров  внутри  России  не  так  заметен.  Кроме  того,  традиционно  значительная  доля  оборотов  люкса  приходится  на  покупки  в  момент  отдыха  и  путешествий.  Москва  также  начинает  делать  ставку  на  туризм,  в  том  числе  на  китайских  туристов.  По  разным  данным,  в  прошлом  году  они  только  в  Москве  оставили  до  $1  млрд».


По  оценкам  Fashion  Consulting  Group,  хотя  поведение  высокодоходных  российских  покупателей  значительно  меньше  зависит  от  кризиса,  его  и  сейчас  можно  назвать  осторожным  и  менее  демонстративным.  В  качестве  основных  трендов  в  компании  выделяют  так  называемые  разумные  инвестиции,  «меньше,  но  лучше»,  индивидуальный  сервис,  скоординированный  гардероб  (меньше  спонтанных  эмоциональных  сверхтрат),  эксклюзивные  вещи  (из  кожи  аллигатора,  ограниченный  тираж,  знаковые  модели),  отказ  от  бутиков  в  пользу  мультибрендов,  универмагов,  онлайн-покупок.  «И  если  раньше,  скажем,  состоятельные  барышни  целиком  одевались  у  ведущих  fashion-марок,  то  теперь  их  активность  сохраняется  в  сегментах  обуви  и  аксессуаров,  таких  как  сумки  например,  и  смещается  в  более  дешевые  сегменты  в  части  одежды,  украшений  и  косметики»,  –  говорит  Наталья  Круглова.


Кроме  того,  многие  состоятельные  клиенты  впервые  обратили  внимание  на  российские  аутлеты,  активно  пропагандирующие  так  называемое  умное  потребление.  «В  сложных  экономических  условиях  люди,  безусловно,  начинают  экономить  и  ожидают  большей  отдачи  от  своих  вложений  –  становятся  “умными  покупателями”,  –  поддерживает  Брендон о’Рейли,  управляющий директор Fashion House Group.–  Такие   аутлеты,  как  Fashion  House  Outlet  Centre,  полностью  отвечают  этой  концепции.  Мы  предлагаем  лучшие  международные  и  местные  бренды  с  ежедневными  скидками  в  30–70%, и не секрет, что именно сейчас отмечаем двойной рост показателей посещаемости и продаж. Это только доказывает уместность концепции “умного шопинга” сегодня. Более того, современные “умные” покупатели хотели бы получать именно то, что ищут, несмотря на время года. Обычные же торговые центры устраивают сезонные распродажи, так что купальник приходится покупать в январе. И эти самые умные покупатели снова идут к нам, так как у нас выставлены всесезонные коллекции. С ростом доли среднего класса в Центральной и Восточной Европе и в России аутлеты становятся все более привлекательными еще и потому, что могут позволить себе роскошные бренды. А российские клиенты очень любят хорошо одеваться и, как правило, тратят больше на одежду и аксессуары, в том числе в премиум-сегменте. Именно поэтому не так давно мы открыли Red Carpet Alley (“Красную ковровую дорожку”), где выставлены самые известные мировые бренды (Furla, Meucci, Pinko, Escada, Kenzo, Motivi, Max Mara, Etro, All Seasons Comfort (Silk & Cashmere) и др.), и сейчас она полностью сдана в аренду».


Впрочем, в S. A. Ricci называют умный шопинг не более, чем маркетинговыми кампаниями и новым подходом для повышения продаж преимущественно в массовом сегменте. «Важно понимать, что действительно богатые люди мыслят валютными категориями, так как все сбережения и активы хранят в валюте, – напоминает Александр Морозов. – И, как мы понимаем, для данной категории в плане покупательской способности если что-то изменилось, то в лучшую сторону: в пересчете на валюту цены все равно стали несколько ниже. Сейчас стали больше покупать дорогих автомобилей, потребление товаров премиального сегмента если и пострадало, то за счет так называемых спонтанных покупок, совершаемых ранее небогатыми покупателями. Однако на долю спонтанных покупок приходится, как правило, не более 10–12%. Поэтому покупательское поведение богатых не изменилось».


В  итоге  условный  богатый  покупатель,  по  словам  собеседников  CRE  Retail,  по-прежнему  посещает  ЦУМ,  ГУМ,  «Смоленский  пассаж»,  бутики  в  Третьяковском  проезде  и  Столешниковом  пер.,  покупает  продукты  в  «Глобус  Гурмэ»,  Hediard,  «Зеленом  перекрестке»,  на  Дорогомиловском  рынке.  На  шопинг,  по  оценкам  S.  A.  Ricci,  в  среднем  может  быть  потрачено  от  нескольких  тысяч  рублей  до  нескольких  десятков  тысяч  долларов.  «Бедный  же  покупатель  (а  в  эту  категорию  сегодня  опускается  значительная  часть  среднего  класса)  одевается  в  магазинах  брендов  эконом-класса,  в  сток-центрах  (“Фамилия”,  “Сток-центр”  и  проч.),  покупает  продукты  в  дискаунтерах,  в  среднем  на  шопинг  (одежду)  тратится  10–15  тыс.  рублей»,  –  до-бавляет  Александр  Морозов.


Каким ты был


Большинство  ТЦ,  столкнувшись  с  массовым  исходом  брендов,  стали  значительно  менее  разборчивы  в  арендаторах  и  параллельно  превращаются  в  комьюнити-центры  для  разных  групп  покупателей,  сообщают  эксперты.  «В  новых  профессиональных  ТЦ  наблюдается  тенденция  увеличения  развлекательной  составляющей,  –  сообщает  Оксана  Копылова.  –  ТЦ  перестает  быть  чисто  торговым  и  становится  lifestyle-центром  –  местом,  где  посетители  проводят  все  больше  времени,  решая  свои  повседневные  дела,  занимаясь  йогой  или  рисованием,  посещая  МФЦ  и  проч.  Такие  составляющие  призваны,  как  правило,  увеличить  среднее  время  пребывания  потребителя  в  ТЦ  и  тем  самым  повысить  вероятность  совершения  покупки». 


По  прогнозам  CBRE,  улучшение  экономической  ситуации  ожидается  уже  в  2017  году  –  с  ростом  реальных  заработных  плат  на  1,2%,  прогнозируется  рост  оборота  розничной  торговли,  динамика  которого  может  составить  1,1%.  «Но  люди  не  мыслят  категориями  кризисов,  и  как  обычно,  россияне  главным  образом  верят  в  себя,  –  говорит  Александр  Морозов.  –  При  этом  сокращать  потребление  очень  тяжело,  ведь  мы  привыкали  к  хорошей  жизни  в  последние  10–15  лет,  и  покупатели  живут  надеждами  на  то,  что  кризис  вот-вот  закончится  и  прежний  уровень  жизни  вернется.  Поэтому  поведение  в  2017  году  будет  продиктовано  обстоятельствами.  Дальнейшее  ухудшение  в  экономике  приведет  к  дальнейшему  сокращению  спроса».  В  свою  очередь,  Наталья  Круглова  не  считает,  что  пик  кризиса  пройден  в  принципе  и  ожидает  дальнейшей  коррекции  потребительского  поведения.  «Если  руководство  страны  с  высокой  трибуны  утверждает,  что  все  позади,  значит,  самое  худшее  еще  впереди,  –  поддерживает  Эвелина  Ишметова.  –  И  так  думает  большинство  россиян».

 

 Денис Косаченко, директор по рознице VF CIS


«Семь раз отмерь – один отрежь» – эта пословица характеризует текущее потребление. Люди готовы ждать скидок столько, сколько потребуется, чтобы получить максимальную выгоду. Потребители заходят в магазин несколько раз в месяц, подбирают альтернативы и ждут снижения цен. Все труднее акцентировать внимание на новинках или эксклюзивных предложениях. ТЦ все чаще устраивают «модные базары» с приглашением недорогих производителей, ночи распродаж и прочие активности со скидками. Закрываются не прибыльные магазины, появляются более дешевые марки, скидочные периоды длятся практически круглый год. Успешны ритейлеры, занимающиеся направлением food: единственное, что сейчас заполнено в любом ТЦ – это фудкорты. Люди заедают проблемы, что, наверное, хорошо сказывается на этом направлении. В целом «выстреливают» проекты, которые отвечают требованиям потребителей по качеству продукта и цене. Например, магазин Wrangler наших партнеров в «Меге Белая Дача», который идет с приростом продаж 80%. Мы смогли найти баланс в этом джинсовом концепте и в нашем магазине видим разные категории людей, которые готовы покупать и покупают нашу продукцию. Условно богатые переместились в аутлеты, эта категория потребителей еще не может отказаться от брендов и статуса, но при этом им не хватает денег покупать в Европе или в обычных full‑price магазинах. Именно с этим связан всплеск трафика в аутлетах и активное развитие ритейлеров в них. Бедный покупатель и ранее не мог покупать большинство вещей, поэтому они перешли на потребление еще более дешевых товаров и стараются делать только необходимые покупки. Я связываю именно с этим активное развитие сетей типа fix‑price. В регионах ситуация несколько сложнее, так как предложений не так много, поэтому ритейлеры стараются регулировать потоки с по‑мощью активного дисконтирования в магазинах, но в некоторых городах вы можете увидеть, как за последние полтора года опустели ТЦ. Ротации ритейлеров имеют место быть в каждой категории ТЦ, но ситуация стабилизировалась: кто‑то уже закрылся, остальные научились выживать. ТЦ, которые и до кризиса испытывали проблемы с трафиком и набором арендаторов, все быстрее приближаются закрытию. Есть ТЦ, которые за два года не смогли заполнить площади даже до 60%, особенно это ощущается в регионах, но даже в Москве, когда открываются новые центры, можно отметить, что заполнение неравномерное: рядом с известной маркой может стоять no‑name из Турции или Китая. С другой стороны, есть категория ТЦ, которые очень направленно стали выбирать арендаторов. Так, например, мы пошли на встречу «Метрополису» и открыли в новой очереди первый джинсовый монобред марки LEE в России, потому что ТЦ хочет видеть у себя что‑то новое, что должно привлечь новых покупателей.

 

Вальдемар Вайсс, глава российского филиала «Мунитор Группе»


Бедные  передвинулись  от  ТЦ  в  сторону  «Садоводов»  всех  мастей,  и  кстати,  есть  еще  и  вьетнамские  магазины  с  рынками.  Большое  количество  покупателей  активно  следят  за  акциями  и  скидками,  денег  нет,  но  они  держатся,  пытаясь  сохранить  уровень,  хотя  бы  внешне.  Богатые  же  остаются  верными  тем  брендам,  которые  они  потребляли  ранее,  их  взгляды  на  жизнь  и  моду  не  меняются,  вне  зависимости  от  состояния  страны.  По  крайней  мере  внешне,  в  глубине  души  они,  конечно,  очень  переживают  за  народ  и  страну.  Утром  гляну  в  огород,  сразу  мысль,  а  как  народ,  и  икра  не  лезет  в  глотку  и  компот  не  льется  в  рот.  Что  касается  «прошедшего  пика  кризиса»,  то  покупатели  очень  стараются  в  него  верить.  Покупатель  может  быть  небогат,  но  обязан  быть  счастлив,  а  благосостояние  –  вещь,  необходимая  для  счастья.

 

Дмитрий Азаров, генеральный директор и совладелец Lush Russia


Мы  не  так  сильно  почувствовали  ухудшение  материального  положения  наших  покупателей,  возможно  из-за  того,  что  стоимость  единицы  товара  у  нас  не  слишком  высока.  Средний  чек  также  не  снижался  даже  в  самый  острый  кризисный  период.  Мы  страдали  скорее  от  того,  что  в  целом  снижалась  посещаемость  ТЦ,  и,  соответственно,  наших  магазинов,  что  в  2014–2015  году  привело  к  снижению  выручки.  2016  год  с  этой  точки  зрения  был  уже  более  позитивным.  Однако  в  таких  городах,  где  тенденция  снижения  доходов  населения  и  роста  безработицы  более  очевидна,  ситуация  хуже.  Например,  мы  все  же  вынуждены  были  принять  решение  о  закрытии  магазина  в  Челябинске.  Мы  также  отмечаем  более  осознанный  подход  нашей  аудитории  к  покупкам:  покупать  ровно  столько,  сколько  нужно,  а  при  покупке  подарочных  наборов  в  первую  очередь  ориентироваться  на  сумму,  которую  готовы  потратить  на  подарок.

share tweet поделиться Email
Подпишитесь на новости
Свежий номер